графа "РОД ЗАНЯТИЙ"
ТАТЬЯНА ХРОМОВА О ЛЮБВИ К СЕБЕ И ОБРЕТЕНИИ ВНУТРЕННЕГО БАЛАНСА
Фотографии: Яна Ярошенка
Я мечтала быть...
До 5 лет я мечтала стать врачом. Хотела, чтобы у меня был белый халат, медицинские инструменты и обязательно свой стетоскоп. Как сейчас помню белую коробочку аптечки, в которой лежали мои медицинские штучки: палочки от мороженного, чтобы смотреть горло, шприцы и т.д. В 6 лет я захотела стать учителем, чтобы был целый класс детей, грифельная доска, и я бы часто устраивала праздники. Знакомые семьи прочили мне будущее в политике, – уж очень я любила общаться и, как им казалось, была не по годам умной. А еще я, девочка, рожденная в Советском Союзе, с родителями, работающими на заводах, все время мечтала о красивых платьях. Тогда в магазинах всего было мало, и часто одежду покупали на вырост. Одно платье, на пару размеров больше, я успела сносить до того, как оно стало мне в пору. Сейчас бы его назвали платье в стиле бэби-долл или оверсайз, а тогда девочка просто носила платье, которое ей велико.

В 7 классе я узнала, что моя троюродная сестра собирается поступать на психологический факультет. И это как будто был ответ на мой незаданный вопрос – чем я хочу заниматься. Мне было сложно с самой собой, сложно с родными, а что с этим делать я не знала. Так я познакомилась с психологом из школы и стала посещать психологов из городских центров. С 7 класса я начала готовиться к поступлению на психолгический факультет, ходила на подготовительные курсы, занималась с репетиторами. При этом в нашей семье считалось, что попасть в институт так просто не получится, но я решила рискнуть и поступила на бюджет.

Моя самая первая работа случилась задолго до окончания института. Лето я всегда проводила у бабушки в деревне. В 10-11 лет я могла пойти отработать смену на складе за бабушку, она работала кладовщицей. После 8 класса я работала в летнем лагере при школе. За время учебы в институте где только ни пришлось поработать: и в детском саду психологом, и в предвыборных кампаниях, и продавцом DVD-дисков, и тренинги вела у студентов, и работала вожатой в лагере.
Я увидела как много людей работают не потому, что это работа их мечты, а потому что так надо, они получили такое образование, потому что стабильно и деньги платят.
Так как моя специализация была "управление персоналом", то после института я видела себя именно в этой сфере. Но уже тогда мне казалось, что этого мало, поэтому на 5 курсе я начала учиться в Институте Российской Академии Наук на гештальт-терапевта. К моменту окончания института у меня был очень сильный внутренний кризис. Я не понимала, как мне дальше строить свою жизнь. Я очень разочаровалась в профессии "психолог" в том виде, в котором она представлена в детском саду, где я работала. Очень маленькая зарплата, огромный формализм и какая-то всеобщая депрессия. Получала я там 1200 рублей в месяц как молодой специалист с какой-то категорией, а в прокате DVD-дисков мне платили 4500 рублей. Это, на тот момент, была заработная плата воспитателя с большим опытом.
Кризис
Профессиональный кризис совпал с изменениями в моей личной жизни. Я закончила отношения с молодым человеком, которые длились 8 лет, мы собирались пожениться, я должна была переезжать из Калуги в Москву (я родилась и выросла в Калуге). И вот на 5 курсе я закончила эти отношения и встретила другого человека, за которого вышла замуж спустя какое-то время, и с которым очень счастлива. Но это сейчас, а тогда, 11 лет назад, было очень много сложностей. Мы не могли договориться о нашем будущем, и вообще было непонятно, будет ли оно, общее будущее. В Калуге у меня не было никаких серьезных предложений по работе, и я решила переехать в Москву. Тогда такие категории как "призвание", "работа в удовольствие", "свое дело", были для меня из области фантастики. Я снимала место в комнате, жила в Царицыно и ездила в Перово на работу. Я не стану рассказывать о том, что я была молодая, было много сил и все было по плечу. То, что было по плечу, я понимаю сейчас, когда мне 33. А тогда временами хотелось завыть, – было очень тяжело.

За 10 лет работы в сфере управления персоналом я сменила 6 компаний. Они были разные – и маленькие, и средние, и большие, где-то было демократично, где-то авторитарно. Я попробовала себя во всем, что мне казалось интересным и перспективным, – и в подборе, и в кадровом делопроизводстве, и в организации мероприятий, и во внутренних коммуникациях, и в ведении тренингов. Были очень интересные проекты, которые сами приходили ко мне, я познакомилась с потрясающими интересными людьми. А еще я увидела как много людей работают не потому, что это работа их мечты, а потому что так надо, они получили такое образование, потому что стабильно и деньги платят. При этом на работе они проводят так много времени, что получается всю жизнь свою проживают там.
В конце 2014 в компании, где я работала, произошло много кардинальных изменений. К тому моменту я была там уже 5 лет. Я пыталась уговорить себя остаться, но не смогла, все казалось пустым, и ушла. После этого было еще 2 компании, где ощущение тупика появлялось еще более отчетливо. В итоге я ушла в никуда. Причиной ухода с работы стало именно внутреннее ощущение "мне плохо здесь". Я перестала его игнорировать и дала ему возможность проявиться. Меня очень поддержали мои близкие. Оставался вопрос: чем заниматься? Я думала про консультирование, но не верила в то, что это возможно и что мне хватит знаний и навыков.
Частная практика. Свой путь.
Я почувствовала, что консультирование – это то, что я так долго искала, когда ко мне приехала первая клиентка. Я до последнего была уверена, что все развалится, она не придет и у меня ничего не получится. Но получилось. Это было в июле. В августе сразу добавилось еще четыре клиента. И так в геометрической прогрессии. Я стала вести свою группу в социальных сетях, начала писать статьи, ко мне стало приходить все больше клиентов.

Все образования по психологии в профессиональном плане до недавнего времени я получала "в стол". Моим стимулом был мой собственный запрос: мне было важно почувствовать ощущение гармонии, принять саму себя и полюбить. К тому же я всегда была очень сильно увлечена темой отношений, – отношений с мужчинами, с детьми, с коллегами, с друзьями. Можно сказать, что я получала все эти знания для того, чтобы еще пристальнее и внимательнее исследовать саму себя и понять. И чем больше я консультирую, тем больше убеждаюсь в том, что многие люди себя не знают и не любят. Это связано с тем, что их никто этому не научил – любить и слушать себя. Большинство людей, несмотря на то, что они взрослые, продолжают оставаться в детской позиции, – они ждут, что кто-то другой должен о них позаботиться, их любить и баловать. Я уверена, что одна из самых важных жизненных задач, – это стать самому себе любящим родителем, уметь поддерживать себя, слушать себя. Ведь это напрямую влияет на то, как мы выстраиваем отношения с людьми вокруг нас. Невозможно любить другого и слушать его, если ты не умеешь это делать по отношению к самому себе. Мы можем другим дать только то, что есть у нас самих.
Невозможно любить другого и слушать его, если ты не умеешь это делать по отношению к самому себе. Мы можем другим дать только то, что есть у нас самих.
В первые месяцы частной практики я осознала, что мне не нравилось в сфере управления персоналом, хоть это и было связано с психологией и с взаимоотношениями между людьми: человек там, конечно же, важен, но он рассматривается как ресурс, как винтик, и задача HR, если честно, сводится к тому, чтобы эти винтики не разболтались и заменялись на новые в случае необходимости, то есть, сам по себе человек и его внутренний баланс никого не волнуют.
Большинство людей, несмотря на то, что они взрослые, продолжают оставаться в детской позиции, – они ждут, что кто-то другой должен о них позаботиться, их любить и баловать.
Я очень хорошо помню свой первый прием, помню даже, во что была одета клиентка, помню свои первые деньги за консультацию. Самый сильный страх был во время консультации, когда девушка заплакала. Я растерялась, но потом как-то собралась, и у нас все получилось, она решила свою проблему за одну встречу. Тогда я разрешила себе бояться, это нормально. Я и сейчас боюсь, ведь люди говорят об очень болезненных вещах, часто плачут и им бывает очень больно. Я работаю именно с этим, слезами и болью.

Сейчас для меня слезы клиента или сильная эмоциональная реакция – это знак, что мы попали в точку. И в этой точке есть непрожитые чувства. Наша задача – дать выход чувствам и прожить их. Все, что происходит на консультации, имеет значение. Я очень внимательно слежу за феноменологией (выражением лица), жестами, голосом, дыханием, – все это дает понимание о том, что происходит с клиентом. И еще на консультациях важны мои чувства, что у меня внутри рождается в ответ на то, что происходит между нами и с самим клиентом. Мне важно быть предельно внимательной к себе и доверять себе, и делиться тем, что со мной в настоящий момент. Часто это приводит к тому, что клиент становится внимательнее к своим процессам и своим переживаниям, и как следствие приходят важные осознания.
"Мне плохо..."
Чаще всего ко мне обращаются женщины с запросом "мне плохо". Мне плохо самой по себе, мне плохо в отношениях, либо в отсутствии этих самых отношений, мне плохо в моей профессии. Проблему обнаружить несложно, гораздо сложнее выйти на причину этой проблемы. Все причины в детстве, там все ответы на вопросы. Не каждый клиент готов идти в детство, не каждый готов встречаться с той болью, которая была в прошлом. Мы с клиентом обсуждаем, как возникла эта ситуация и как он хотел бы ее разрешить. Ведь по сути на консультации происходит все то, что у клиента происходит в жизни. Он ищет поддержку, он провоцирует или манипулирует. Моя задача как психолога – дать ему это увидеть со стороны, дать ему осознать те процессы, которые происходят в настоящий момент. Ну и конечно же, практически со всеми клиентами идет работа по тому, как научиться себя любить, поддерживать, слушать свои потребности.
Жизнь очень мудрая, она никогда не дает больше, чем вы сможете вынести.
Когда случается "мне плохо", очень важно не обесценить это состояние, а дать себе поддержку, попросить помощи у своих близких и друзей. Кризисные состояние – это нормально. Это значит, что вы выросли, какой-то период закончился и вот-вот родится что-то новое. Но этот процесс не такой простой, ему нужно время. Очень важно осознавать первопричину, которая вызвала состояние "мне плохо". Часто срабатывает накопительный эффект. Например, женщина замужем несколько лет и вдруг обнаруживает, что ее муж все время ее критикует и обесценивает. Раньше она это игнорировала, а сейчас начала видеть. От этого может стать плохо, но на самом деле, это начало нового хорошего этапа. Это похоже на площадку между этажами: вы можете спуститься вниз, а можете подняться вверх. И еще один важный момент, который я постоянно наблюдаю в практике: жизнь очень мудрая, она никогда не дает больше, чем вы сможете вынести.
Невозможно за руку отвести человека в рай
Психолог не может помочь, если человек не хочет помочь сам себе. Невозможно за руку отвести человека в рай. В консультировании срабатывает тот же эффект: если есть внутренняя готовность к изменениям, они будут происходить, если нет – не тратьте время. По сути самое важное, что происходит на консультации, – это осознавание. Консультация – это некий концентрат жизни, когда тайное становится явным, человек начинает видеть причину происходящих с ним событий не вовне, а внутри себя. Он начинает замечать, что сам создает те или иные события в своей жизни, и все случайное вовсе не случайно.

Я могу абсолютно точно сказать, что я до консультирования и я сейчас – это два разных человека, с абсолютно разным уровнем счастья. Та жизнь, которая есть у меня сейчас, состоит из моих выборов. Это не то, что должно было со мной случится автоматически, потому что я родилась в такой семье, в таком городе. И я благодарна тому, что все было как было. А еще я вижу, как мои изменения влияют на моих близких – на мужа, на маму, на сестру. Как будто какие-то внутренние узлы развязываются и процессы выстраиваются по-другому.
Когда случается "мне плохо", очень важно не обесценить это состояние, а дать себе поддержку, попросить помощи у своих близких и друзей. Кризисные состояние – это нормально. Это значит, что вы выросли, какой-то период закончился и вот-вот родится что-то новое.
Во время приема я могу испытывать разные чувства. Бывает я волнуюсь, или радуюсь, или грущу, иногда мне бывает страшно. Бывает, что я чувствую растерянность и опустошение, и это хорошо. На каких-то успехах моих клиентов я могу улететь в стратосферу и начинать считать себя каким-то всемогущим специалистом. Это неправильно. Жизнь обязательно заземлит и даст понять, что я не Бог, а всего лишь человек, который выполняет свою работу.
Made on
Tilda